Вселенство - новости Кафолического Православия
Информация о авторе Библиотека сайта Журнал Ссылки Гостевая книга

 
 

Открытые письма протопресвитера Павла Гречишкина, 1962 г.

 

Протопресв[итер] Павел Гречишкин
Настоятель Русск[ого] Катол[ического] Прихода в Париже
Saint-Placide, Paris V1

ОТКРЫТЫЕ ПИСЬМА,
предназначаемые для конфиденциального ознакомления восточному духовенству для вящей пользы нашего Русского Католического Апостольства

Нами получена целая серия писем-отзывов на наш приходской журнал "NOTRE PAROISSE", Edition speciale en langue Francaise, a l'occasion de l'inauguration de la nouvelle Eglise Paroissaiale (Noel 1961 - Pagues 1962)[1]

Большинство наших корреспондентов согласны в общих чертах с мыслями, выраженными в журнале, некоторые посылают нам свои соображения и замечания, которыми мы не преминем воспользоваться в будущем.

Небольшая группа наших собратий по Русскому апостольству обижена, шокирована и, очевидно недостаточно уяснила себе всю сущность выражаемых нами мыслей. Мы сочли поэтому полезным издать в печатной форме несколько копий открытых писем, ознакомление с которыми может выяснить многое непонятное для этого круга наших собратьев.

1. Письмо о. Петра Дюпира[2], пишущему эти строки

"Ангела мира, верна наставника, хранителя душ наших
У Господа просим"

3 Января 1962 г.

Bien tristement, mais sincèrement, je vous envoie, cher Père Paul, l'assurance de mes voeux et de mes prières pour vous-même et votre paroisse. Je suis le premier à regretter, de ne pouvoir continuer à collaborer visiblement à l'oeuvre essentiellement russe de votre paroisse. Car, selon ce que vous avez écrit à 4 reprises, dans des lettres détaillées au P.André Sterpin, au P.Paul Chaleil, au groupe des prêtres séculiers anciens du Russicum réunis à Cureglia et enfin en votre bulletin paroissial (édition intégrale), il est évident que ma collaboration ne peut être que nuisible au travail unioniste, tel que vous 1' entendez, étant donné que, par mes origines, ma formation et mes convictions, j'appartiens à cette catégorie de prêtres latins formés au Russicum qui - non sans maladresses, je l'avoue - essayent de servir l'Eglise et ceux que, sincèrement, nous appelons nos "frères" russes.

Si toutefois, comme vous me l'avez laissé entendre, je n'entre pas dans cette catégorie et que, loin de nuir à l'apostolat russe je lui sois même de quelque utilité, alors ce sont vos propres déclarations qui ne concordent plus avec la réalité. D'autant plus que je vous sais assez honnête pour reconnaitre que je ne suis quand même pas le seul prêtre latin ayant adopté le rite oriental et se consacrant à l'apostolat russe, qui fasse exception aux mesures d'interdit que vous portez sur cette catégorie de prêtres, de religieux et de religieuses.

C'est pourquoi, après ce que vous avez publiquement et à plusieurs reprises déclaré, j'estime que ce serait vous rendre un très mauvais service que de continuer à vous obliger, en acceptant ma collaboration, de démentir en actes ce que vous affirmez par écrit.

Quant à moi, ce qui me navre et me peine terriblement, après avoir eu la chance et la joie - je dis bien la chance et la joie - de collaborer avec vous pendant plus de 6 ans, sans que aucune ombre ne soit venue ternir nos relations, ce qui me peine énormément c'est qu'au delà d'un conflit - combien légitime - de personnes et de caractères, vous vous soyez placé sur un plan qui dépasse de loin nos petites personnes, nos caractères et nos nationalités.

Ce n'est pas à moi de juger les motifs qui vous ont incité à agir de cette facon, au risque de compromettre gravement le bien de votre paroisse et de notre apostolat.

Permettez-moi seulement de répeter que je déplore la situation qui s'est ainsi créée. Espérant au début, qu'il ne s'agissait que d'un événement passager et, encore une fois, très légitime, je n'ai attendu qu'aujourd'hui, ou vous avez explicitement, clairement et publiquement reitéré votre position, pour vous exposer la mienne.

Encore une fois, et pour le bien de tous, de vous même, de la paroisse et de notre apostolat en général, j'estime préférable, tant que la clarté et la paix des esprits ne seront pas rétablis, de m'ab-stenir d'une collaboration qui ne ferait qu'augmenter la confusion générale.

Je sais que si-non vous même, du moins d'autres personnes pourront juger sévèrement et négativement mon attitude. Je ne juge ni la leur, ni la votre.

Je demande seulement que le Dieu de Paix, de Miséricorde et d1 Amour nous juge. Qu'il nous envoie son "Ange de Paix" et qu'il nous réunisse pour la Gloire et le bonheur de -tou's nos frères, russes et non-russes.

Bien tristement mais fidèlement votre en N.S. P.B. Dupire.

(Перевод[3])

Очень грустно, но искренне, я посылаю Вам, дорогой отец Павел, уверение в моем почтении, и в моих молитвах о Вас и о Вашем приходе. Я в первый раз, к сожалению, не смогу продолжать сотрудничать в русском бюллетене, издающимся в Вашем приходе. Так как, согласно тому, что Вы написали в 4 подробных письмах к о. Андрею Стерпину[4], о. Полю Шалею и группе бывших епархиальных священников, выпускников Руссикума, объединенных в Cureglia[5], и наконец в вашем приходском бюллетене, очевидно, что мое сотрудничество может быть только вредным униональной работе, в той форме, в какой Вы считаете, принимая во внимание, что моим происхождением, моей формацией и моими убеждениями, я принадлежу к категории латинских священников, закончивших Руссикум, которые - не без неловкостей, я это признаю - пытаются служить Церкви и тем, кого искренне мы называем нашими русскими "братьями".

Если только, как Вы мне дали понять, я не вхожу в эту категорию и не мешаю русскому апостольству, я ему даже в некоторой степени полезен; тогда именно ваши собственные заявления не согласуются с реальностью. Поскольку я знаю Вашу принципиальность, я должен признать, что не хочу быть исключением из числа латинских священников, принявших восточный обряд и посвятивших себя русскому апостольству, которым, как Вы считаете, следует запретить служить по восточному обряду.

Поэтому я считаю, что после Ваших публичных и неоднократных заявлений я окажу Вам плохую услугу, если буду продолжать обязывать Вас принимать мое сотрудничество, тем самым опровергая на деле то, что Вы утверждаете письменно.

Что же касается меня, то я огорчен и огорчен ужасно тем, что, имея радостную возможность - я повторяю, действительно радостную возможность - сотрудничать с Вами в течение более 6 лет, за которые никакая тень не омрачила отношения. Но меня чрезвычайно огорчает то, что в противостоянии - пусть даже справедливом - личностей и характеров, Вы заняли место, которое возносится над нашими скромными личностями, нашими характерами и нашими национальностями.

Я позволю себе осудить именно поводы, которые побудили Вас действовать именно таким образом, рискуя тяжело скомпрометировать благопристойность Вашего прихода и нашего апостольства.

Позвольте мне повторить, что я сожалею о положении, которое создалось в результате этого. Надеюсь все-таки, что речь идет только о временном положении, я вновь уверенно повторяю, что сегодня там, где Вы определенно, ясно и публично отстаиваете свою позицию, я указываю на мою.

Итак, на благо всех, даже Вас, прихода и нашего апостольства в целом, я считаю желательным, пока ясность и мир в умах не будут восстановлены, воздержаться от сотрудничества с Вами, которое только и делало что умножало общую сложность ситуации.

Я знаю, что Вы и даже, вероятно, другие лица смогут осудить строго и отрицательно мое отношение к Вам. Я не осуждаю ни их, ни Вас.

Очень грустно, но преданный Вам в Н[ашем] Г[осподе] П[етр] Б[ернар]. Дюпир.

2. Ответ пишущего эти строки на приведенное выше письмо

Дорогой отец Петр,

Я получил Ваше письмо в самый разгар нашей приходской работы, - рождественской жатвы - и не мог поэтому сразу ответить на него. Впрочем, Вы, со своей стороны, ждали несколько месяцев для того, чтобы как-то реагировать на мои к Вам два обращения...

Вы не упоминаете в Вашем письме еще об одном интересном документе, о котором Вы забыли, или который не попал к Вам в руки- это мое письмо к отцу Дюмону, Директору Научного Центра "Истина" - в Париже. Вы найдете копию этого письма в конце настоящего Обзора нашего парижского сотрудничества. (см. на стр.7)

Что я могу добавить к этому письму, кроме того, что за 15 лет своей активной, интересной и весьма полезной работы для нашего Апостольства в Париже, я все время пытался сплотить вокруг нашего прихода всех священников, занятых в той или иной отрасли русскими делами? Я шел упрямо и систематически к централизации литургической активности ВСЕХ для одного целого и в одном целом. Я предоставлял всем без исключения нашу церковь на ул. Франсуа-Жерар[6] для совместных сослужений. С распростертыми объятьями я принимал всех вас у себя в доме, гостил вас радушно, по-русски, стремился создать (обрезана последняя строка стр.)

Из этих моих попыток ничего не вышло. Дух гордости и самомнения вел вас другими путями, к другим целям и планам.(Когда я склоняю "вы", "вами","вас" и т.д. не принимайте все это на свой счет. Вы были радостным исключением из числа этих "всех", о чем буду писать ниже.)

Вы предпочитали вести литургическую активность самостоятельно, вне нашего прихода, не считаясь с его существованием, против него. Вместо того, чтобы помогать русскому католическому приходу в Париже - единственному в нашем русском католическом рассеянии достойному этого названия - в его восхождении и развитии; вместо того, чтобы сотрудничать с его настоятелем, бьющимся как рыба об лед среди 30 православных приходов, в его работе, вы позволили опутать себя сатанинским самомнением и показать (не знаю кому и не понимаю зачем??) что вы и "сами с усами"!!!

Из года в год мне все труднее и труднее стало собирать вокруг себя для сослужений в нашем приходе своих собратьев по апостольству. Волами приходилось мне тащить оо. Иезуитов из Медона[7] для такой полезной демонстрации нашего сотрудничества, не говоря уже об о.Шалей[8], Вашем директоре, который явно и с самого начала отверг всякое сотрудничество со мной...

Вы хитрите, дорогой Отец Петр, в своем письме и посылаете "Ангела мира" не по адресу. Пожелайте его Вашим собратьям - латинянам, призвав их к благоразумию!!!

Из года в год вы все дальше и дальше отходили от меня и нашего прихода в дебри самомнения, создавая свои собственные пути и центры ЛИТУРГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ, в стенах и ВНЕ СТЕН своих институций, пока эта последняя не выросла в призрак опасной и вредной конкуренции с нашим приходом. Дошло до того, что о своих торжественных богослужениях, незаконно оторванных от нашей от нашей литургической активности, и совершаемых вами самостоятельно в различных церквах Парижа и Франции с участием епископа из Рима[9], вы меня даже не уведомляли. О приглашениях меня на такие службы и говорить не приходится. Шло буквальное затирание и отстранение меня и нашего прихода от питомой (?) ему литургической активности, вне стен нашего прихода, куда вам так хотелось нас загнать....

Вы себя показывали хозяевами положения и подчеркивали мое ничтожество в лоне Католической Церкви. Впрочем, я знал это без вас и раньше вас!!!

Когда я попытался объясниться со своими собратьями по апостольству, и попробовал им напомнить от существовании нашего прихода в Париже, то меня высекли, буквально высекли, как уличного мальчишку, который путается не в свои дела... Отец Шалей грубо повесил трубку телефона, не дав мне возможности закончить первой фразы, не желая со мной вступать в обсуждение "не касающихся меня дел", а о. Стерпен сказал мне просто: "Мы сами знаем, что делаем и в советах не нуждаемся" (Сами, мол, с усами!!!)

А я все-таки являюсь заслуженным, убеленным сединами литургической, духовной и пастырской мудрости священником, имеющим известный стаж, сан и опыт, - не мальчишкой с улицы, чтобы со мной разговаривать в таком духе и тоне... Если латинские священники принявшие наш обряд будут себе позволять подобное третирование русских священников, то о каком единении можно говорить? Не думаю, что это было рентабельно для нашего апостольства...

Отход латино-бизантинов[10] в Париже от сотрудничества со мной и нашим приходом В ОБЛАСТИ ЛИТУРГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ, пренебрежение мной и третирование меня вроде какого-то ничтожества вопиют к небу...И Вы думаете, что в такой "ПОМОЩИ" со стороны латинян-священников, принявших наш обряд нуждается Россия, Русская Церковь, русские пастыри и верующие??? Отнюдь НЕТ!!! Иереи типа о.Шалея и о. СТЕРПЕНА не нужны ни России, ни нашему апостольству, ни Католической Церкви ...(вырезана часть строки)

...сама по себе, необычайно полезна для нашего дела, поскольку она не выходит из своих непосредственных рамок.

Обуяние манией латинского величия, благородного происхождения, "расового" превосходства и самомнении, иереи этого типа могут приносить только вред и отталкивать русских от католичества и Запада.

Было бы естественным и логическим, чтобы все иереи восточного обряда в Париже В ИХ ЛИТУРГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ, ВНЕ СТЕН СВОИХ ИНТИТУЦИЙ, были бы подчинены нашему приходу и его настоятелю, несмотря, а, может быть, именно поэтому, что он является русским, "отсталым азиатом" - (Minderwertige[11])....

Это шокирует Вас? Не возмущайтесь. Расовый латинский шовинизм существует в католической церкви, существует он и в нашем Апостольстве. Они далеко опаснее и значительнее национального шовинизма, с которым можно еще мириться. Этим "расовым" превосходством над нами вы все заражены в большей или меньшей степени.

С этой манией латинского величия необходимо бороться всеми силами и средствами. Необходимо смиренно подчиниться в нашем русском апостольстве русским по происхождению, если они этого достойны и к этому призваны и если вы хотите быть по-настоящему полезными для него. Необходимо потерять себя, отказаться от своего "Я", раствориться в нашем движении настолько, чтобы нельзя было говорить о латинянах "deguises en Popes Russes[12]"...

Все службы в Париже, кем бы и где бы они не совершались, должны быть под контролем прихода. Существующему в Париже ХАОСУ нужно положить конец! Наш приход должен стать естественным и логическим центром ЛИТУРГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ для всех без исключения. Распыленность сил, конкуренция нашему приходу со стороны латинян-священников, принявших наш обряд, соревнование с нами, погоня, - буквальная погоня, как на лошадиных скачках, - за службами в латинских церквах являются ЗЛОМ, совершенно недопустимым. Мы все должны работать над укреплением Русского Католического Прихода в Париже и это не потому, что мне этого хочется, а потому, что ЭТОГО ТРЕБУЮТ ИНТЕРЕСЫ САМОГО КАТОЛИЧЕСТВА.

Это единственный возможный MODUS VIVENDI в работе между восточными священниками в Париже. Противоприходская работа латино-бизантинов будет чревата тяжелыми последствиями и в этом смысле никаких уступок с моей стороны ждать не приходится. Я призываю всех вас к смиренному и беспрекословному подчинению себя В ЛИТУРГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ВНЕ СТЕН СВОИХ ИНТИТУЦИЙ настоятелю нашего прихода в Париже, кто бы им не был - "отсталый азиат" или "благородный латинян". Мне не в чем каяться ни перед кем. Я знаю. Что я ПРАВ и моя совесть чиста и спокойна перед всеми.

Надеюсь твердо на Вашу широту, на Вашу сознательность и смирение и жду вас в ближайшее воскресенье для сослужен6ия со м6ой. Вы, как всегда, будете приняты с распростертыми объятиями. Все будет забыто, по-русски. Вы не услышите ни одного слова упрека. Как я Вам писал - и в этом нет никакого противоречия с моей теорией и практикой - все мои мысли, все соображения, высказанные в нашем бюллетене, Вас не касаются. Мы с Вами, как Вы сами утверждаете, сотрудничали в продолжении 6 лет, без всякой тени неприязни. Вы помогали мне чистосердечно, безо всякой претензии на то, чтобы играть роль в нашем Апостольстве. Вы были идеалом, к которому должны, обязаны стремиться все латинские священники, принявшие наш обряд - быть незаметными бескорыстными тружениками, помощниками русским в их Апостольстве. ТАКИЕ СВЯЩЕННИКИ НАМ НУЖНЫ, ЦЕННЫ, ДОРОГИ. Если я, может быть, недостаточно ясно выразил это в своих статьях, то мое личное письмо к Вам не оставляло в этом никаких сомнений.

Мысль о самостоятельной литургической активности латинских священников среди русских, да еще вне и помимо участия русских священников, является благочестивым безумием или, просто от диавола! Россия, правда, - не Африка, давно канувшего в вечность средневековья и русские совсем ... не негры, для того чтобы они могли принять и согласиться с интервенцией иностранцев-латинян, ущемляющей их национальную гордость и достоинство.

ЧТО ВЫ ВИДИТЕ В ЭТОМ УТВЕРЖДЕНИИ ОБИДНОГО ДЛЯ ВАС? Почему дуетесь в пузырь, готовый лопнуть при малейшем прикосновении к нему?! Великая и культурная Россия не может служить объектом никакой интервенции. Она сама, своими собственными силами, должна прийти к католичеству. Вы только мешаете ей, претендуя на какое-то водительство, на самостоятельную миссию среди русских, с известным и слишком очевидным предубеждением к русским автохтонным пастырям.

Возвращаясь к ранее высказанному, необходимо поставить действенные точки над "i". Литургическая конкуренция, которую ведут с нами не приходские организации в Париже, имеющие к тому же свои собственные специальные задания и цели, недопустима, пагубна и фатальна для нашего Апостольства. Она не способствует его развитию, а вносит дезорганизацию в нашу жизнь, сеет рознь между автохтонным русским священником и священниками латинянами, принявшими наш обряд. Роль этих последних очень щепетильна и деликатна в нашем Апостольстве. Змиева мудрость и голубиная кротость должны быть принципами их участия в русском деле. Они не должны мешать нам, русским пастырям творить нашу литургическую самобытность. Неразумно. Опрометчиво. Неделикатно, при наличии в Париже хорошо организованного Русского католического прихода и опытного энергичного настоятеля, состязаться с ним в литургической активности. Отрывать гот прихода требы, службы и даже верующих. На это не согласится и не пойдет никакой настоятель прихода - "отсталый ли азиат" или "благородный латинянин"...

Первым и необходимым условием нашего успеха в работе среди русских должна быть наша спетость, наша солидарность, наша взаимная толерантность и дискретность. Русские верующие устали от собственных юрисдикционных распрей и приходят к нам чтобы отдохнуть от них душей. Вместо этого они наталкиваются на такой же разброд в работе. Русские католические богослужения совершаются в Медоне, в Очаге "Двух Медведей", помимо этого в различных латинских храмах Парижа, всеми священниками латино-бизантинами, если этого им хочется, с прекрасно организованным пением, при наличии бесплатного материала - молодежи учащихся[13]. Наш приход, в это же время, изнывает от бессилия организовать хор, так как среди стареющей эмиграции нет певцов. Их буквально разрывают между 30 православными церквями, существующими в Париже, каждая из которых тратит большую половину своего бюджета на организацию пения.

Эта наша трудность доставляет видимое удовольствие нашим собратьям в Медоне, "Двум Медведям", в Научном Центре "Истина" и т.д. -У нас, мол-де, в этом смысле всё идет хорошо, а вы, вот, потанцуйте.

Вместо того чтобы, помочь приходу выйти из этой трудности, латино-бизантины прекрасно спеты для того, чтобы согласованно и совместно вставлять нам спицы, в колеса и подставлять ножку нашей активности.

Тогда не лучше ли было бы закрыть приход и сосредоточить литургическую активность или в Медоне, или в Очаге, или в Центре или еще где-нибудь. Была бы, по крайней мере, ясность целей, которую преследуют все названные выше организации.... Они с беспринципной ясностью добиваются ликвидации последнего русского прихода, который им колет глаза.

Что ж, это удовольствие мы им можем доставить. Пишущий эти строки, за 40 лет служения католической идеи, устал от странной логики нашего Апостольства: иметь русское поле деятельности, русские верующие душ и, без того чтобы русские священники путались под ногами и мешали осуществлению известных планов ассимиляции русских. Россия, мол, гибнет, православие идет насмарку, священство мельчает - как раз время пристукнуть их всех одним махом и наложить на все латинскую лапу...

Как всё это наивно и иллюзорно!!!!

Для нас то, русских, нет никакого сомнения в том, что планы эти заранее обречены на провал,- громкий и неизбежный и что коварное "мене, текел, фарес"уже повисло над нашим АПОСТОЛЬСТВОМ, в его латинских целях и в его наивном осуществлении.

Русские уже раскусили и эти цели и их наивное осуществление и не ловятся больше ни на какие латинские удочки, а сети наши обходят десятыми дорогами. Они достойно и поделом пренебрегают нами. В их бедных православных храмах, даже юрисдикционно разделенных, души горят верой и надеждой на возрождение Святой Руси, которая и без нас найдет путь спасения. Во всяком случае, возродилась она и дала нам примеры святости и благочестия, сонмы праведников, силу и богатство, красоту духовной культуры без помощи Запада и Латинской Церкви. Обойдется без них и в дальнейшем возрастании и в своей устремленности к Богу.

Пренебрежение русскими пастырями со стороны латинской кабалы, начиная с Ватикана и кончая всякими парижскими институтами, очагами и этюдами пойдет только на пользу православия и на посрамление самих же латинян..,. А что касается нас, русских пастырей , то мы привыкли "тыныкаться" в жизни и потеря рю Франсуа-Жерар[14] нисколько не страшит нас. Во славу Божию, можно примириться со всеми неудобствами нашего земного житья-бытья...

Конечно, вы. станете искать оправдание для несостоятельной литургической активности в аспекте недостатка русских автохтонных священников в нашем Апостольстве.

-"Нет, мол-де, русских священников, что делать?!"

Мы эту песню уже слышали. Сказка эта не нова!

Не лучше ли было бы вам задать себе бесхитростный вопрос: "ПОЧЕМУ ЭТИХ РУССКИХ СВЯЩЕННИКОВ НЕТ В НАШЕМ ДВИЖЕНИИ???? И ПОЧЕМУ ОТ НЕГО ПОСТЕПЕННО ОТХОДЯТ И ТЕ НЕМНОГИЕ СВЯЩЕННИКИ, КОТОРЫЙ ПО СУЩЕМУ НЕДОРАЗУМЕНИЮ В НЕГО ПОПАЛИ ???"

Да потому что латинская уния неприемлема для русского религиозного сознания. Необходим какой-то сдвиг в этом смысле и зависит он, конечно не от нас рядовых пастырей.

Нужен авторитетный голос с высот Апостольского Римского Престола, гарантирующий русским православным полное сохранение их церковной самобытности, их достоинства, их независимости от латинской кабалы.

Пикантным является постановление Римской Курии снизить всех восточных Патриархов до положения простых епископов латинской церкви. Им может быть предоставлено кардинальское достоинство, (будто они в этом нуждаются,) если этого пожелают в Ватикане, а если не пожелают, то быть им при всех торжествах и при всех церемониях позади латинских кардиналов.... Пишущему эти строки пришлось самому наблюдать эту пикантность в Париже, когда Патриарх Максим IV был посажен за обеденным столом позади всех кардиналов и Папского Нунция и обносился лакеями не то 5-ым, не то 10-ым, а, в общем, N-ным по счету... Значит, и Патриарха Константинопольского и Патриарха Московского и всех других Патриархов, которые пожелают воссоединиться с Католической Церковью, ждет такая же "честь". Не трудно догадаться, что они не спешат и не будут торопиться к такой "чести"...

Такие вещи недопустимы и чужды церковной традиции, которая создается не одной только латинской практикой и не односторонне, но, повторяем, исправление их зависит не от нас. ОДНАКО ОНИ ЯВЛЯЮТСЯ ТОНОМ ДЛЯ НАШЕГО АПОСТОЛЬСТВА и до тех пор, пока это не будет исправлено, мы будем тружениками, строящими дело НА ПЕСКЕ. В заключение скажу, что я взял на свои плечи непосильный труд и ПОДВИГ обличать и говорить ПРАВДУ, ТОЛЬКО ПРАВДУ. В нашем Русском Католическом Апостольстве нет других русских опытных и преданных делу священников, которые бы были способны на это. Каждый думает о своем личном спокойствии и благополучии. Это не значит, что они более полезны и более верны Католичеству. К слову будет сказать, что мои писания не являются преддверием к оставлению католичества. Нет, я умру католиком, но я буду несказанно рад отойти от всякой активности в нашем Апостольстве - этой "Притче во языцех", которая является бубном звенящим в пустыне...

Я не умею ловчить, хитрить и называть вещи несобственными именами, хвалить и величать то, что достойно само по себе порицания и осуждения. За эту откровенность, которая может принести только пользу нашему Апостольству, но которая не всем по сердцу, я нажил не мало врагов среди мелких людишек, которым дорого не дело, а собственная персона...

Но совесть моя спокойна. Я исполнил долг русского пастыря, преданного католичеству с одной стороны и родному православию - с другой.

Спаси-Бог, дорогой Отец Петр, за Ваше письмо и простите, что я использовал его, может быть против целей, которые оно преследовало.

Ваш в Господе, о. Павел.

Письмо протопресвитера Павла Гречишкина о. Христофору Дюмону ОР

Monseigneur,

J'apprends tout à fait par hasard et avec grand étonnement que vous continuez d'administrer les casuels et célebrer des offices еn rite russe.

Permettez-moi tout d'abord de vous rappeler que, depuis 15 ans déjà, vous n'êtes plus ni Recteur de la Mission Catholique Russe, ni Aumonier de notre paroisse.

En plus de сela, je sais que vous dirigez des Russes, ignorant 1'existence de notre paroisse, dans d'autres paroisses orientales de Paris... Roumaine, par exemple, comme si vous ignorez notre existence, Tel la famille IVANITZKI, dont vous avez baptisé les enfants et que vous avez envoyé ensuite à l'Eglise Roumaine pour la communion...

Je me demande, à quel titre et à quel droit vous baptisez des enfants et sur quels registres vous portez les baptêmes et les mariages illicites que vous célébrez?

Encore vous recommendez pour des célébrations en langue slavonne, tous les prêtres possibles de "rite byzantin," et imaginables, en évitant soigneusement de donner notre adrease aux intéressés, qui ne soupsonnent même pas l'existence de notre paroisse.

II у a à ce point de vue, un désarroi complet à Paris: des prêtres latins, déguisés en "Popes Russes", extirpent à notre paroisse les casuels, les liturgies à dire dans d'autres églises et même les fidèles, au lieu d'essayer d'agrandir cette Paroisse Russe, unique dans l'Eglise Catholique, qui est digne de ce nom, puisque elle est composée d'éléments autochtones, bref, de collaborer honnêtement avec nous dans la cause commune.

Je considère tout cela comme un véritable complot contre moi et mon travail de la part de tous ces prêtres "latino-byzantins", qui croient que seul leur déguisement exterieur et leur "origine noble" latine leur permet de mener les choses à leur gré.

II est aussi pénible de constater leur comportement hostile et presque daidaigneux envers un prêtre autochtone russe.

Sachez, que notre paroisse existe et développe un travail actif et facond. Consultez donc 1'ORDO de 1'Archêveché de Paris et laissez nous le soin de nous occuper de notre activité paroissiale.

Agréez, Monseigneur, l'expression de mon indignation au sujet de cas cités plus haut, et celle de mon hommage religieux.

Paul GRETCHICHKINE

P.S. Il est inscrit à L'ORDO, que nous célébrons tous les dimanches au 31, Rue Michel-Ange à 10 h., que je recois tous les mercr. et vendr. au 16, Rue Saint-Placide de 10 h. à 12 h.

Pendant mes courtes vacances, les Pères DUPIRE, ARMINJON et MOSCALIK ETAIENT CHARGéS D'ADMINISTRER LES CASUELS ET POURVOIR SECOUR spirituel des fldèles. Tout fut mis en oeuvre pour que 1'activité de la paroisse ne soit point ralentie. En outre, pour les cas graves ou urgents, les fidèles connaissaient mon adresse de vacances.

(Перевод)

Монсеньор,

совершенно случайно и с большим удивлением я узнал, что Вы отправляете требы и совершаете богослужения по русскому обряду.

Разрешите напомнить, что уже 15 лет Вы не являетесь ни Настоятелем Русской Католической Миссии, ни священником нашего прихода.

Кроме того, я узнал, что Вы направляете русских, которые не знают о нашем приходе, в другие парижские католические приходы восточного обряда, например, в румынский, как будто Вам неизвестно о нашем существовании. Так, например, Вы крестили детей семьи ИВАНИЦКИХ, а затем направили их к причастию в Румынскую церковь...

Я задаюсь вопросом - в каком качестве и по какому праву Вы крестите детей, и в какие книги заносите незаконные крестины и венчания, совершенные Вами?

Вдобавок, Вы рекомендуете обращаться за совершением богослужений на церковнославянском языке ко всевозможным священнослужителям "византийского обряда", но ни в коем случае не даете нашего адреса нуждающимся, которые и не подозревают о существовании нашего прихода.

Таким образом, в Париже царит совершенная неразбериха - латинские священники, переодетые "русскими попами", отбирают у нашего прихода требы, литургии, которые должны совершаться в наших церквях, и даже переманивают прихожан, вместо того, чтобы стремиться к укреплению Русской Общины, единой в лоне Католической церкви, которая достойна этого названия, так как состоит из автохтонных элементов, иными словами, вместо того, чтобы честно трудиться вместе с нами на общую пользу.

Я расцениваю все это как настоящий заговор против меня и моего труда со стороны этих "латино-византийских" священников, которые считают, что маскарада и "благородного происхождения" достаточно, чтобы творить, что вздумается.

С прискорбием приходится отметить их враждебное и едва ли не презрительное отношение к русским священникам.

Сообщаю, что наш приход существует и ведет активную и плодотворную работу. Наведите об этом справки в ORDO[15] или Парижском архиепископстве, и не вмешивайтесь в деятельность нашего прихода.

Примите выражение моего возмущения по поводу перечисленных выше фактов, а также уверения в уважении к Вашему сану.

Павел ГРЕЧИШКИН

P.S.В ORDO указано, что каждое воскресенье в 10 утра мы совершаем богослужения по адресу 31, Rue Michel-Ange, а по средам и пятницам с 10 до 12 утра я принимаю прихожан по адресу 16, Rue Saint-Placide.

Во время моего краткого отпуска о. Дюпиру, Арминжону, и Москалику было поручено совершать требы, и оказывать духовную поддержку прихожанам. Были предпринято все необходимое, чтобы деятельность прихода не замерла. Кроме того, прихожанам был известно, где меня найти в случае необходимости.



[1] "Наш приход", специальный выпуск на французском языке, по случаю освящения новой приходской церкви (Рождество 1961 - Пасха 1962)

[2] Дюпир Бернар (Петр) - французский священник, подвизающийся в русском апостолате. Директор франко-русского культурного центра "У двух медведей" в Латинском квартале

[3] Машинный перевод

[4] Стерпин (Стерпен) Андрей (1923-2002) - священник Общества Иисуса. Родился в Шанхае в семье эмигрантов из России. Накануне II мировой войны приехал в Европу и вступил в новициат иезуитов в Арлоне (Бельгия). В 1954 г. в Риме рукоположен в сан священника византийского обряда. С 1948 по 2002 год жил в Интернате Св. Георгия в Медоне (близ Парижа). После закрытия Центра летом 2002 года переехал в Центр Св. Василия Великого в Лион, где и почил

[5] Непонятно, о чем идет речь

[6] Улица в 16 округе Парижа (район Эйфелевой башни)

[7] В Медоне (10 мин. езды на электричке от 16 округа Парижа) находился Интернат оо. Иезуитов для русских детей

[8] Шалей Поль - французский священник, выпускник Руссикума, узник Гулага, директор культурного центра "Два медведя"

[9] Вероятно, речь идет о визите ритуального епископа Андрея Каткова

[10] Латинских священников с правом на византийский обряд

[11] Неполноценный (нем.)

[12] Переодетых русскими попами (фр.)

[13] Имеется в виду хор Интерната Св. Георгия под управлением отцов иезуитов

[14] Адрес прихода в Париже

[15] Справочник Парижской архиепархии

 
 
 
Дизайн разработан Обществом Святого Креста. Все права сохранены, 2008 - 2017
добавилась новая категория инцестa в HD;новое анальное видео в hdздесь даже есть активное порно видео голых актрис с бесплатным доступом к просмотру