Вселенство - новости Кафолического Православия
Информация о авторе Библиотека сайта Журнал Ссылки Гостевая книга

 
 

НЕОУНИАТСКИЙ ПРИХОД В КОСТОМЛОТАХ-НАД-БУГОМ

 

История распространения христианства в Холмской Руси

Великая река Западный Буг разделяет ныне не только Польшу и Беларусь, но и два христианских мира: восточный и западный. На западном берегу находится Холмщина и Подляшье. Изначально Холмская Русь находилась в сфере влияния византийской традиции и входила в состав древней Владимиро-Волынской епархии. В 1235 г. князь Даниил Романович учредил Холмскую епархию в составе Галицкой митрополии. В XV в. после вхождения Холмщины в состав Литвы, здесь началось распространение латинского христианства, для чего была учреждена римско-католическая кафедра в Холме. В связи с тем, что в те годы Римская церковь считала исключительно себя истинной Церковью, то неудивительно, что Апостольский Римский престол требовал от католических монархов удаления с контролируемых ими территорий православных епископов, не находившихся в подчинении у Папы. В 1596 г. на Брестском соборе православный епископ Дионисий Збируйский подписал акт унии с Римом, и его Холмская епархия вошла в общение, как думал он, или в подчинение, как думали латиняне, с Римско-католической церковью. Лишь Яблочинский Свято-Онуфриев монастырь не принял унии. В результате нескольких войн между Речью Посполитой и Московским царством Холмщина неоднократно переходила из рук в руки. Духовная борьба за церковную недвижимость между униатами (т.е. православными, принявшими унию) и дезуниатами (не принявшими ее) происходила с переменным успехом той или другой стороны. Когда в 1809 г. Холмщина, в конце-концов, вошла в состав Российской империи, то она была практически полностью униатской. Холмский униатский епископ имел викария епископа Бельского и подчинялся Галицкому греко-католическому митрополиту. В 1810 г. епархия была подчинена напрямую Римскому престолу. Холмская епархия отличалась наибольшими симпатиями к латинству: иконостасов практически не было, внешне храмы походили на костелы, а женатые священники на ксендзов. Холмские русины послушно следовали в фарватере польской национальной идеи и ориентировались на единообразие с западными обычаями. Священный Синод разработал программу по выведению холмщаков из польского культурного влияния и насаждения великорусского патриотизма. Униатские епископы назначались указами Российского императора и ориентировались на продвижение московского литургического обряда по богослужебным книгам Синодальной типографии, которые бесплатно поставлялись на Холмщину. В связи с тем, что холмскому духовенству внедрение московских обычаев не понравилось, то в качестве кадрового ресурса были привлечены галицкие добровольцы из числа симпатизировавших России, т.н. «москвофилов». В Австрийской Галиции, на территории контролируемой католическим монархом, русинское духовенство существовало под сильным моральным давлением польского клира, поэтому у многих рождалось естественное желание отплатить латинянам той же монетой. Галицкие священники переходили границу с Российской империей, вступали в клир Холмской униатской епархии и принимались искоренять польские «набоженства» среди холмских прихожан. Попытки ксендзов воспрепятствовать наказывались высылкой в Сибирь.

Ликвидация унии на Холмщине

В 1871 г. Холмский униатский епископ Куземский был отправлен в отставку, а на его место в качестве администратора епархии был назначен галичанин протоиерей Маркелл Попель, ранее воспитывавший холмских семинаристов в великорусском духе. По епархии разнеслась весть о скором конце унии, и около сотни холмских священников оставили приходы и перешли через границу в Галицию. На их место были немедленно назначены галицкие москвофилы. В 1874 г. году в результате применения войск для поддержки православных реформ произошли трагедии с многочисленными человеческими жертвами. В результате стрельбы по молящимся возле церкви в Пратулине погибли местные крестьяне в возрасте от 19 до 50 лет: Аникита Грицюк, Филипп Курылюк, Онуфрий Василюк, Даниил Кармаш, Лука Бойко, Константин Бойко, Михаил Ваврыщук, Варфоломей Осипюк, Константин Лукашук, Иван Андрейчук, Максим Гаврилюк, Игнатий Франчук и Викентий Левонюк – вошедшие в историю как пратулинские униатские мученики. 2 марта 1875 г. протоиерей Маркелл Попель подписал акт о переходе всей епархии в ведение Священного Синода, после чего был посвящен в сан православного епископа. Большинство холмщаков этого не приняли и перестали ходить в церковь. Их стали называть «упорствующими в унии». Некоторая часть униатов формально перешла в латинство, но сохраняла униатские особенности в виде крестного знамения и т.п.

История Костомлот

Костомлоты в переводе со славянского означает профессию их изначальных жителей -«костоправы». В 1412 г. Великий князь Литовский передал землю, где находятся современные Костомлоты, во владение августинского монастыря в Бресте. Соседняя земля вошла во владение польских шляхтичей из рода Сапег, которые неоднократно спорили с августинцами относительно границ владений. В 1631 г. Сапеги усвоили спорную землю за собой и построили в Костомлотах церковь в честь Св. великомученика Никиты, где был создан униатский приход. Храмовый образ Св. мученика Никиты был подарен 4 сентября 1631 г. р.Б. Федором из Прилук, как явствует из надписи на обратной стороне иконы.

В 1874 г. последний униатский священник Хенрик Калинский объявил прихожанам о скором упразднении унии с Римом и ушел в Галицию. Администратор Маркелл Попель назначил в церковь униатским священником великорусского направления своего земляка Владимира Угриновича, которого прихожане сначала даже не хотели пускать в храм. Именно он объявил прихожанам об упразднении унии с Римом и переходе в состав Всероссийской церкви, управляемой Священным Синодом. После объявления в церкви послышался плач, и часть верных надолго покинула ее стены. Отец Владимир, теперь уже православный пастырь, терпеливо обходил дома прихожан, увещевая упорствующих вернуться в храм и приступить к таинствам. Весной 1877 г. во время сильного половодья Буг вышел из берегов и затопил Костомлоты. Батюшка увидел в этом кару Божью за то, что люди два года не приступали к таинствам. Упорствующие, наоборот, считали это наказанием за отход от унии. В 1881 г. старостой церкви был выбран Кирилл Ничипоровский, который собрал 100 рублей на обновление икон. Вероятно, в то время и был построен современный иконостас.

В 1905 году после выхода закона об ограниченной веротерпимости, часть упорствующих формально записалась римо-католиками и стала посещать ближайший костел в Кодене. Ксендзы изучали возможность более активного вовлечения бывших униатов в латинскую жизнь и польскую национальность. В 1915 году во время I Мировой войны из-за эвакуации местного населения на восток православный приход прекратил существование, и церковь была закрыта на замок. В 1920 г. во время войны Совдепии с Польшей через Костомлоты проходила линия фронта. Большевистский снаряд попал в церковь, и она едва не сгорела. В 1921 г. после заключения Рижского мира между II Речью Посполитой и Советской Россией в Костомлоты вернулись жители. Однако, постоянного православного священника не было, и богослужения совершали иеромонахи из Яблочинского монастыря. К тому времени православные епархии в Польше оформились в Польскую Автокефальную православную церковь, которая объявила себя правопреемницей Синодальной церкви и всего предшествующего периода истории холмщаков, отмежевавшись от «москалей». Большая часть жителей Холмщины называла себя уже не «руськими», а «тутейшими» (местными). В 1923 г. латинский епископ Хенрик Пшездецкий получил из Римской курии полномочия для духовного окормления бывших униатов. Этот замысел получил название «Неоуния». Латиняне прагматично хотели избежать главной ошибки прошлой Брестской унии, заключавшейся в том, что униатам разрешили сохранить свою собственную иерархию, поэтому уния вместо моста в латинство превратилась в анклав между католичеством и православием. Неоуниатские приходы предназначались в первую очередь для бывших униатов, формально записавшихся в костелы, но туда практически не ходивших, и для тех, кто стал прихожанами православных храмов. Согласно рекомендациям римской курии обряд должен был быть идентичен тому, который был внедрен Святейшим Синодом 50 лет назад, т.е. московского типа. Значительная часть польского общества негативно отнеслась к идее реанимации унии, ибо она уже, с их точки зрения, выполнила свою историческую задачу – способствовала переходу русинов в латинство и польскую нацию. Поляки ожидали, что «тутейшие» будут естественно ассимилироваться в «польскость», а неоуния с ее московскими обычаями будет этому только мешать. В 1927 г. епископ Пшездецкий своим декретом восстановил неоуниатский приход в Костомлотах, закрытый в 1874 году. Ранее приход был в составе униатской Холмской епархии, а теперь он оказался в латинской Седлецкой диоцезии. В приход записалось 300 человек из Костомлот и окрестных сел. Настоятелем был назначен отец Евгений Рожицкий, ранее бывший, естественно, священником Синодальной церкви. Он обратился в местный суд с иском о передаче приходских зданий в Костомлотах из рук Польской Автокефальной православной церкви в собственность возрожденного униатского прихода. Иеромонах Яблочинского монастыря о. Нифонт Медведь, узнав об опасности утраты церкви, попытался вынести крестным ходом из храма церковную утварь, богослужебные книги и иконы, но приставы опечатали здание церкви до судебного решения. Суд, состоявшийся в начале 1928 года, признал право собственности на церковное здание за униатским приходом, ибо храм изначально был построен именно в качестве униатского. После открытия церкви неоуниатский священник Николай Шиманский-Добровольский провел трехдневные реколлекции об истинности католической веры. 11 июня 1928 г. в Костомлоты приехал глава Польской Автокефальной церкви митрополит Дионисий Валединский, который собрал местных православных, призвал держаться православия и совершил литургию под открытым небом. После его отъезда православные прихожане купили дом и перестроили его в церковь. В 1938 в году в рамках подготовки к отражению интервенции Красной армии, польское правительство решило превратить западный берег Буга в укрепрайон и выселить неблагонадежное население в глубь страны. В Костомлоты из Тересполя приехала полиция и на глазах у всех жителей приказала разрушить православный молитвенный дом. Местный староста зашел в церковь с папиросой и приказал сломать иконостас, иконы, крест и другие предметы. Диакон Николай Потапчук пытался защищать святыни, но полицейские его побили и связали. В результате подобных мероприятий были ликвидированы все православные приходы в окрестностях Костомлот. 22 сентября 1939 года в Костомлоты вошли части Красной Армии, которые оккупировали Восточную Польшу в соответствии с Пактом Молотова-Риббентропа. Православная община немедленно захватила храм Св. Никиты и приходской дом. Но неделю спустя Красная Армия передала западный берег Буга под контроль Вермахта, и немецкие оккупационные власти велели вернуть униатам их собственность. В 1944 г. в Костомлотах была установлена власть возрожденной Польской республики, которая постановила исправить несправедливость, нанесенную православным в 1938 г. и передать под молитвенный дом часть местной школы. После II Мировой войны началось очередное размежевание между Польшей и СССР, сопровождаемое взаимным обменом населения. 25 августа 1945 г. в местной школе, где временно размещался православный приход, произошел торжественный молебен, который возглавил настоятель о. Николай Щур, после чего он с семьей покинул Костомлоты и переселился на советский восточный берег Буга. В 1947 г. в результате печально известной операции «Висла» было выселено большое количество населения в Силезию, которая перешла под контроль Польши по воле И. Сталина. В Костомлотах разрешили остаться только больным и старым. На их место заселяли переселенцев из СССР. Лишь в 1956 г. всем жителям разрешили вернуться в их родные села. В настоящее время в Костомлотах насчитывается 136 домов, в которых живут граждане Евросоюза, по исповеданию неоуниаты, римо-католики и православные.

Неоуниатские настоятели

Большую роль в становлении неоуниатского прихода сыграл священник Александр Прилуцкий. Он закончил неоуниатскую семинарию в Дубно под руководством иезуитов византийского обряда и в 1934 г. епископом Николаем Чарнецким был рукоположен в священника в состоянии целибата. В 1940 г. он был назначен настоятелем прихода в Костомлотах и пережил со своими прихожанами самые трагические страницы его истории. В 1947 г. бискуп Седлецкий Игнаций Свирский предложил ему вместе с приходом перейти в латинский обряд, чтобы обезопасить себя от депортации. Но Прилуцкий ответил, что ему трудно выговорить «секула секулорум». Остальные неоуниаты либо перешли в Польскую автокефальную православную церковь, либо в латинство. В связи с тем, что после 1957 года большинство молящихся в храме были римскими католиками, то Прилуцкий был вынужден был ввести григорианский календарь. Доходов практически не было, приходская земля не обрабатывалась. После 1956 года, когда в Костомлоты вернулись бывшие жители, приходская жизнь пошла более активно. В 1969 г. он ушел на покой по состоянию здоровья и проживал в приходском доме. В 1993 году упокоился в Господе. В 1967 г. в помощь настоятелю был назначен иеромонах Марианской конгрегации Роман Пентка, поляк по происхождению. Интерес к византийскому обряду возник у него в 1956 г., когда он встретился с марианами Иосифом Германовичем и Фомой Подзяво, которые были выпущены из сталинских лагерей и репатриированы в Польшу. К тому времени польские мариане потеряли интерес в византийскому обряду, и отцу Роману пришлось преодолеть немало трудностей, чтобы изучить и практиковать восточную традицию. Среди мариан даже существует байка о том, что когда мариане Роман Пентка и Ян Гаек увлеклись византийским обрядом, то некоторые из их собратьев молились на мессе: «Господи, верни наших братьев Романа и Яна в Католическую церковь». В 1969 г. отец Роман был назначен настоятелем прихода Св. Никиты. Служить ему пришлось в условиях крайней бедности. Тем не менее, он полностью принял византийский обряд и поддерживает богослужебную дисциплину на уровне соседних сельских православных приходов. Благодаря неоднократным обращениям к местным властям, храм был отреставрирован и сейчас активно посещается туристами и паломниками.

При приходе был устроен марианский монастырь византийского обряда, который в настоящее время насчитывает одного постоянного насельника - самого архимандрита отца Романа. Часто на стажировку к нему приезжают марианские семинаристы, изучающие византийский обряд, которые смогут стать его преемниками. После либерализации в Польше, приход был передан в юрисдикцию Примаса Польши кардинала Юзефа Глемпа, который в свою очередь попросил епископа Седлецкого Яна Новака передать мощи пратулинских униатских мучеников, которые были беатифицированы стараниями польских римо-католиков, в приход в Костомлотах. На 400-летие Брестской унии кардинал Глемп освятил памятный обелиск, посвященный этому событию и установленный на территории прихода. В 1997 г. при стечении многочисленных молящихся, главным образом римо-католиков, произошло торжественное перенесение мощей из римско-католического прихода в Пратулине в Костомлоты. Одновременно приходу был подарен чтимый список Леснинской иконы Пресвятой Богородицы и Пратулинский крест, который был в руках у мучеников во время расстрела.

В 1998 г. декретом Конгрегации Восточных Церквей отец Роман Пентка был возведен в сан архимандрита с правом ношения жезла.

Богослужебные особенности

В приходе поддерживается обряд, который существовал в России до революции. Календарь – григорианский. Действующими богослужебными книгами являются экземпляры, отпечатанные в Синодальной типографии в период правления Александра II, которые ныне в России являются библиографической редкостью. В последние десятилетия, одновременно, с приходами Польской православной церкви, начался перевод служб на польский язык. В приходе совершается акафист пратулинским мученикам, изначально написанный на польском языке. В хоре поют польские монахини из ордена Малых сестер Иисуса (женская ветвь конгрегации, основано Св. Шарлем Фуко), которые изучили церковно-славянские напевы с голоса. Пение весьма традиционное русское, несмотря на то, что польские монахини русским языком, естественно не владеют. Сестры проживают недалеко от прихода в обычном сельском доме, на чердаке которого устроен домовый храм в византийском стиле. Просфоры к каждой службе выпекает одна их прихожанок. Прихожане на части богослужения сидят на скамейках. Аналогичная практика существует в большинстве польских православных приходах. На праздник Богоявления происходит крестный ход на Буг и освящение Иордани. Особенностью прихода является наличие латинской практики внелитургического почитания Евхаристии: один раз в год на латинский праздник Тела Христова происходит выставление Св. тайн: Св. Агнец, напитывается Св. Кровью и вставляется в специальный золотой футляр, а потом в монстранцию. Данная практика ориентирована, главным образом на местных римо-католиков, которые посещают приход на этот праздник, что является своеобразной демонстрацией единства церкви, понимаемого на латинский манер. Храм не отапливается, что делает круглогодичное служение в нем достаточно трудным для настоятеля.

Экуменическая перспектива

Католический эксперимент с неоунией ныне существует в единственном экземпляре в Костомлотах. После либерализации в конце 90-х годов, говорить об униональных симпатиях среди местных православных, как это было 80 лет назад, увы, нельзя. За время свободы к неоунии не пристал ни один православный. Новые прихожане Костомлот, в основном, римо-католики. Кадровым священноресурсом неоунии являются мариане византийского обряда. С момента возникновения неоунии польскому латинскому епископату было непонятно, зачем культивировать в Польше среди «тутейшего» населения церковный обряд московского типа, как на этом настаивала Папская комиссия «Pro Russia». Тем не менее, польская иерархия стоически терпела неоунию, лишь бы не допустить распространения на Холмщину юрисдикции митрополита Андрея Шептицкого. Ныне после того, как приход удалось сохранить в составе римско-католической церкви в труднейшие перипетии истории, неоуниатский храм Св. Никиты является прекрасной демонстрация универсальности латинского гения. Украинская греко-католическая традиция, представленная ныне в Польше Перемышльско-Варшавской митрополией, просит кардинала Глемпа передать ей приход Св. Никиты и, тем самым, упразднить неоунию. Греко-католики обещают сохранить существующий в приходе обряд, несмотря на то, что митрополит Иоанн Мартыняк выражал недоумение по поводу того, зачем среди местных холмских украинцев поддерживать московский обряд на польском языке, если существует сложившаяся украинская экклезиологическая традиция, с которой приход был канонически связан много веков.

Польская автокефальная православная церковь (юрисдикция митрополита Саввы) несколько десятилетий настаивает на передаче ей последнего неоуниатского прихода, обещая римо-католикам взамен соучастие в их экуменических мероприятиях. Православная иерархия считает, что любой экуменический диалог должен приводить к позитивным результатам в виде недвижимости. В Яблочинском православном монастыре возведен обелиск, где на церковно-славянском и польском языках написано «Жертвам Брестской унии». В Храме Св. Онуфрия выставлены для почитания частицы мощей святых Иова Почаевского и Афанасия Брестского. Туристам и паломникам, монахи объясняют, что все проблемы между католиками и православными в Польше сразу улетучатся, кат только Польской православной церкви будет передан приход в Костомлотах и некоторая другая недвижимость.

Источник:

Pulcyn T. Kostomloty. Dzieje jedynej w Polsce neounickiej parafii i sanktuarium unitow podlaskich wedlug opowiadania ojca Romana Pientki, marianina. – Warszawa: Wydawnictwo Ksiezy Marianow, 1998.- 140 s.

Адрес прихода:

Parafia Unicka Kostomloty 15 21-509 Koden woj. Lubelskie, Polska

(PL)Сетевая страница прихода

о. Сергий Голованов, Омск

 
 
 
Дизайн разработан Обществом Святого Креста. Все права сохранены, 2008 - 2017
Центр реабилитации наркозависимых в днепре по материалам сайта.

порно лесбиянки